Высший арбитражный суд опубликовал документ с изменениями в постановление пленума 2010 года о банкротстве. Он касается оспаривания сделок с предпочтением, банковских платежей, доказательной базы, бремени доказывания и ряда других проблем. По трем ключевым новеллам, подвергшимся критике со стороны чиновников и их союзников, позиции ВАС остались без изменений, и лишь только госкорпорация, управляющая банками-банкротами, получила небольшой бонус: отчисления из ее бюджета на госпошлины станут меньше. Из документа исчез зачет, средства массовой информации и рейтинговые агентства, а у кредиторов появился шанс самим оспорить спорные сделки должника. И уже второй раз подряд сомнения главы ВАС в формулировках не привели к их измненению.

Необходимость дополнить документ трехлетней давности была обусловлена тем, что он принимался сразу после реформы законодательства о банкротстве 2009 года — надо было дать судам первичные ориентиры. Но за минувшее время накопилось множество судебных решений, когда при проведении процедуры банкротства оспаривались отдельные сделки, и практика эта далеко не всегда единообразна, обосновывали в июле актуальность корректировок разработчики проекта.

Чиновники, а также их союзники из государственных и лоббистских структур с необходимостью перемен не спорили, но оппонировали активно. Им, например, не нравилась растущая роль суда и потенциальное увеличение рисков для государства.

Тем не менее, несмотря на возражения Федеральной налоговой службы и Агентства по страхованию вкладов, госкорпорации, управляющей обанкротившимися кредитными организациями, в итоговом тексте документа в неизменном виде было сохранено одно из самых важных положений постановления — пункт 3. Он увеличивает срок для оспаривания сделок с предпочтением с шести месяцев до трех лет, одновременно относя к подобным операциям и исполнение платежей банками. ФНС в этом пункте видела риск для налоговых платежей, но разработчики считали эти опасения необоснованными. "Для оспаривания налогового платежа надо доказать намерение должника причинить вред кредитору, — говорил Олег Зайцев из Управления частного права ВАС. — С трудом могу себе представить, как можно доказать в суде, что должник специально уплатил налог с намерением причинить вред своим кредиторам".

Осталось в документе и другое смутившее АСВ, самого активного оппонента ВАС, положение. Оно устанавливает, что если суд увидит другое основание для признания сделки недействительной, нежели то, на которое ссылается истец, то судьи должны самостоятельно определить характер спорного правоотношения, нормы права, подлежащие применению, и принять решение по спору. Противников этого подхода пугал потенциальный рост роли суда, а успокаивал их руководитель аппарата ВАС Андрей Егоров. "Не имеется в виду, что суд будет запрашивать все материалы и устаивать следственный процесс, — объяснял он. — Он будет использовать лишь имеющиеся в деле доказательства". Его поддерживал и судья Сергей Сарбаш. Он напомнил, что основная цель при оспаривании сделки – вернуть актив в конкурсную массу, и предложение ВАС работает как раз на ее выполнение. "Любой заявляющий такое требование может ошибиться с квалификацией сделки, подводя под нее не то основание, которое он доказал, — убеждал судья присутствующих. — Не должен суд в таком случае отказывать по формальным основаниям".

А вот из следующего, 4-го пункта, исчезли положения, относящие средства массовой информации и информацию рейтинговых агентств к тем источникам, откуда кредитор может получать информацию о финансовых проблемах у должника, а суд — учесть фактор его осведомленности в ходе разбирательства (информированность ведет к тому, что спорные операции квалифицируются как сделки с предпочтением и признаются недействительными). Согласно документу, суды должны будут в этих случаях принимать во внимание те ситуации, когда должник неоднократно обращался к кредитору из-за невозможности платить по долгу, а также знал о длительном наличии картотеки (неисполненные расчетные документы, находящиеся на контроле в банке, в котором открыт расчетный счет плательщика), в том числе скрытой.

Скорректировался документ и в части прекращения обязательств должника и кредитора за счет встречных требований друг к другу. Изначально разработчики предлагали допустить зачет, но из окончательного текста постановления это положение исчезло. Потому, видимо, что сейчас судебная практика эту операцию в процедуре банкротства не признает. Зато сохранилась изначальная формулировка пункта 6, несмотря на то, что и к ней были претензии — у Ассоциации российских банков, которые даже поддержал председатель ВАС Антон Иванов. Это положение устанавливает, что доказывать обычный хозяйственный характер сделки (такие операции нельзя оспорить как предпочтительные) должен кредитор. "Речь ведь идет о хозяйственной деятельности [другой стороны], должника", — недоумевали представители АРБ и предлагали, чтобы нетипичность сделки доказывал арбитражный управляющий. И Иванов с ними соглашался: контрагент должника может не знать, какие операции последнего могут считаться "обычными хозяйственными", а какие нет.

Если в деле есть два судебных акта по одной сделке — о применении последствий недействительности и о виндикации — судам следует исходить из того, что исполнен может быть только один из них, устанавливает пункт 7 постановления. Он не вызвал споров во время обсуждения, остался неизменным и в финальной версии документа. А пункт 10 теперь позволяет один раз платить госпошлину при оспаривании нескольких платежей по одному обязательству (это случается, когда должник рассчитывается, например, частями). Здесь ВАС пошел навстречу чиновникам и представителям АСВ. Они жаловались, что часто оспаривают множество платежей и платят каждый раз большую пошлину.

А в 14-м пункте разработчики документа (с полным текстом можно ознакомиться здесь) слегка облегчили участь кредиторов, которые не могут сами оспаривать сомнительные операции должника. Теперь создана процедура, как им самим добраться до суда. Обращаясь к арбитражному управляющему с предложением опротестовать сделку, они должны обосновать ее недействительность. Тот, в свою очередь, обязан проанализировать, насколько убедительны эти аргументы и доказательства, а также оценить реальную возможность фактического восстановления нарушенных прав в случае удовлетворения судом такого заявления. Но если кризисный менеджер откажется оспаривать сделку, то кредитор может подать на него жалобу. И тогда суду придется установить, проявил ли управляющий, отказываясь идти в суд, "заботливость и осмотрительность, которые следовало ожидать при аналогичных обстоятельствах". А если суд удовлетворит жалобу, то может и дать кредитору право самому оспорить сделку.

Возврат к списку


Узнайте больше новостей и советов от юристов!

Подпишитесь на нашу рассылку и получите электронную книгу “Субсидиарная ответственность в РФ” от Ивана Рыкова бесплатно!

Несколько раз в неделю мы представляем дайджест самых ярких событий в мире финансов.

Задать вопрос.

Оставьте контактные данные и наш менеджер свяжется с Вами.