Нежелание руководителя допускать третьих лиц в дела своей компании – позиция вполне обоснованная и понятная. Когда в штате имеются специалисты по налогам, бухгалтерскому учету, финансовой отчетности, то острой необходимости в просьбе о помощи со стороны генеральный директор не находит, но и может с подозрением отнестись к такой перспективе. С одной стороны, размышляет глава организации, доверяться чужому мнению может быть небезопасно, а с другой – достаточно затратно, ведь эксперты не оказывают бесплатных услуг. Однако, нередко возникают ситуации, когда вмешательство других профессионалов не дает фирме утонуть в налоговых проверках или даже спасает руководителя от привлечения в дальнейшем к субсидиарной ответственности. А в некоторых случаях проведенные сторонние экспертизы обеспечивают гендиректору “железное алиби” при попытке обвинить его, например, в преднамеренном банкротстве фирмы.

Единоличный исполнительный орган должен уметь вовремя обеспечить свою защиту еще до того, как обращение к ней станет актуальным. Руководителю компании, если он является добросовестным управленцем, следует иметь на вооружении рычаги исключения возможности применения к нему меры субсидиарной ответственности. А она может грозить гендиректору в том числе и тогда, если совершенные им сделки будут признаны недобросовестными, повлекшими причинение существенного вреда компании.

Стоит отметить практику оспаривания сделок, выгоду которых можно не разглядеть, если смотреть на ситуацию только, с одной стороны. И если генеральный директор не постарается обратить внимание суда на сторону вторую, где скрывается истинная выгода, то он вполне может стать фигурантом дела о привлечении к субсидиарной ответственности. Напомним, что речь идет, безусловно, о добросовестном единоличном управляющем органе.

Итак, если оспаривается сделка, скажем, отчуждения некоего объекта недвижимости по явно заниженной цене, и это было установлено судебной экспертизой, то суды первой и второй инстанции, скорее всего, удовлетворят требования истца. Но кассационный суд потребует всестороннего рассмотрения спорной сделки. Что может выясниться в ходе такого анализа? Вероятно, будут выявлены неочевидный экономический эффект или дополнительные нематериальные ценности. Например, для того, чтобы выстроить с контрагентом, который приобрел объект “почти даром”, долгосрочные отношения. Или же объект был реализован для того, чтобы протинвестировать другой проект. Или с помощью вырученных средств закрыть долги, а потому реализация проходила не по рыночной, а по ликвидационной цене. Для того, чтобы показать эти основания, скрытые до глубокого рассмотрения деталей сделки, гендиректор, зная о том, что рыночная цена объекта значительно выше, должен прибегнуть к помощи стороннего оценщика, который выдаст заключение со всеми отраженными в нем условиями. Разумеется, в случае, когда занижение цены было недобросовестным, а оценщик умышленно занижал стоимость объекта, то будет установлен факт предварительного сговора, и с его участниками суд будет говорить уже на ином языке.

Отдельного внимания заслуживают сделки по заключению договоров на выполнение строительных работ. Они чаще других подвергаются оспариванию. Самые распространенные причины – завышенные объемы и сам факт выполнения услуг. Чтобы предупредить возможные сомнения в чистоте сделки, гендиректору стоит обратиться в стройконтроль. Специалисты будут сопровождать строительный процесс, делать фотофиксацию этапов строительства. И в случае предъявления претензий по договорам с подрядчиками, экспертная документация подтвердит факт произведенных работ в соответствующем объеме и по соответствующем стоимости.

Прибегнуть к помощи сторонних специалистов следует единоличному исполнительному органу для своевременной подачи заявления о банкротстве. Несвоевременная подача такого заявления является основанием для привлечения руководителя организации к субсидиарной ответственности. Конечно, не каждый руководитель обладает специальными познаниями в бухгалтерии и финансовой экспертизе. Как в этом случае ему не попасть в ситуацию, когда будет просрочен срок подачи заявления о банкротстве? В этом случае он может, например, обязать бухгалтера фирмы еженедельно сводить баланс и считать чистые активы. Но следует понимать, что при расчете у чистых активов есть балансовая стоимость, отраженная в бухучетности, а есть стоимость реальная. Дебиторская задолженность, скажем, может быть весомой по балансу, а реально быть невзыскиваемой, и стоимость ее невысокая. Это склонит общую чашу весов чистых активов к отрицательной величине.

Здесь стоит задуматься о привлечении внешних специалистов – аудиторов, которые выдавали бы заключения о платежеспособности от месяца к месяцу. Тогда в случае оспаривания действий гендиректора и претензий о несвоевременной подаче заявления о банкротстве, он сможет сослаться на заключение стороннего аудитора.

Стоит отметить, что мера привлечения к субсидиарной ответственности за неподачу или несвоевременную подачу заявления о банкротстве существует в РФ достаточно давно. При этом закон №266-ФЗ распространил ответственность на более широкий круг лиц. Об этом пишет автор первой в России книги о субсидиарной ответственности “Субсидиарная ответственность: тенденции современного менеджмента” Иван Рыков: “Новшеством является следующее правило. Если директор компании в установленный срок не обратится в суд с заявлением должника, то учредители (акционеры) компании, контролирующие лица, либо иные уполномоченные лица должны созвать внеочередное собрание и принять решение об обращении в суд (п. 3.1 ст. 9 Закона о банкротстве). Если такое собрание не будет созвано, теперь к субсидиарной ответственности могут привлечь и этих лиц”.

Призывать на помощь “чужих” экспертов при наличии собственного укомплектованного штата специалистов может потребоваться руководителю и тогда, когда дела фирмы от банкротства далеки. А вот выездная налоговая проверка может оказаться не за горами. Особенно если гендиректор долгое время пребывал в неведении об истинном положении дел в возглавляемой компании. Когда сотрудники в силу неких причин – будь то боязнь показаться некомпетентными в глазах руководителя или элементарное нежелание предпринимать какие-либо действия, чтобы попытаться минимизировать налоговые риски, не информировали его.

“В моей практике были случаи, когда на первых же переговорах с представителями компании, потенциальными клиентами, оппоненты были настроены крайне негативно, не принимали самого факта, что кто-то посторонний станет копаться в их работе. Они не воспринимали нас как помощников, более того, они делали вид, что помощь им не нужна вовсе. Юристы, финансисты фирмы твердили в один голос, что дела в организации идут прекрасно. При этом сам директор давно сомневался, что ситуация настолько ясна и прозрачна, как преподносят это его сотрудники. Когда мы предложили сделать для него бесплатно карту налоговых рисков, он согласился. Для формирования этой карты сотрудники фирмы прислали нам некоторые документы, из которых я поняла, что компании грозят выездная налоговая проверка, доначисления, а принимающее решение лицо просто не владеет ситуацией”, - поделилась своим опытом налоговый юрист ГК “Рыков групп” Татьяна Малявина

В любом случае, при возникновении подозрений или пограничной ситуации, генеральный директор должен быть вооружен документацией, подтверждающей добросовестность его действий в рамках организации или иметь возможность получить подлинное отражение событий, происходящих в его фирме, чтобы иметь возможность выстраивать верную стратегию. Для этого грамотный руководитель должен понимать, что подстраховаться и организовать дополнительную проверку или же обратиться к экспертному мнению сторонних специалистов не только не будет лишним, но может спасти его от плачевных последствий.

Возврат к списку


Узнайте больше новостей и советов от юристов!

Подпишитесь на нашу рассылку и получите электронную книгу “Субсидиарная ответственность в РФ” от Ивана Рыкова бесплатно!

Несколько раз в неделю мы представляем дайджест самых ярких событий в мире финансов.

Задать вопрос.

Оставьте контактные данные и наш менеджер свяжется с Вами.