Субсидиарная ответственность банкиров: казнить нельзя, помиловать

Содержание:

  1. Презумпция невиновности в банкротстве
  2. О последствиях субсидиарной ответственности
  3. Консультация юриста

Сегодня, в условиях жесткой реальности и нестабильной экономики, практика привлечения банкиров к субсидиарной ответственности стала достаточно распространенной. Еще в 2015 году на государственном уровне шла дискуссия о внесении правок в Гражданский кодекс с целью «отфильтровать» финансово слабые банки за счет увеличения размера уставного капитала с 300 млн. до 1 млрд. рублей и ужесточения наказания за доведение организации до банкротства. В тот момент данные нововведения не нашли поддержки. Однако в 2017 году Федеральный закон N 488-ФЗ («О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации») вступил в полную силу.

Кроме того, в марте прошлого года Министерство финансов РФ совместно с Банком России подготовил поправки в Закон о банкротстве, в соответствии с которыми расходы на оздоровление банков и страховщиков Центробанк будет делить с бывшими собственниками кредитных организаций. То есть, размер убытков регулятор будет определять исходя из ключевой ставки, действовавшей на момент передачи денежных средств на санацию. Суть данных изменений – в случае банкротства организации «потерпевшей» стороне будет проще взыскать убытки через суд. Существуют ли рычаги управления данным юридическим процессом? Развенчиваем основные мифы.

Презумпция невиновности в банкротстве

Как не стать «заложником ситуации»? Во-первых, согласно Постановлению Пленума Верховного Суда РФ N 53 от 21 декабря 2017 г. (пункт 19), контролирующее лицо имеет право доказать свою непричастность в доведении компании до банкротства. Зачастую фирмы разоряются из-за изменений во внешней среде – как ввиду экономического кризиса в стране, повлекшего за собой риски при управлении бизнесом, так и при чрезвычайных ситуациях (пожар) и катаклизмах. Например, компания для расширения производства и покупки заграничного качественного оборудования привлекла капитал в иностранной валюте, а после скачков на финансовом рынке произошло увеличение цен на сырье за счет роста курса доллара или евро. Соответственно, фирма стала неспособной расплатиться по образовавшейся задолженности и «пошла на убытки». Выход – либо реализовать на торгах залоговое имущество и погасить долги, либо обанкротиться. Согласитесь, обвинение руководителя в поджоге собственной фирмы или в возникновении мирового кризиса требует мощной доказательной базы и должно вписываться в рамки законодательства.  

Во-вторых, Закон о банкротстве прямо указывает на наличие презумпции («пока не доказано иное») и на отсутствие четкого разграничения норм доказывания возникших дополнительных обстоятельств. Как показывает практика, отказы конкурсному управляющему в привлечении руководителя к субсидиарной ответственности действительно существуют. Остается это только грамотно организовать весь процесс судебного производства.

Отметим, что неоднозначна ситуация и при «выживании» банкиров в условиях жесткой конкуренции. Когда активов и капитала финансовой организации недостаточно для того, чтобы грамотно распределить их на ведение внутренних процессов и своевременное удовлетворение существующих требований со стороны, у контролирующих лиц могут возникнуть проблемы с целым перечнем долгов перед налоговиками и казной.

Так, за 2018 год количество финансовых организаций сократилось на 15% (Глобэкс, Росевробанк, Рост Банк, отозваны лицензии у Агросоюза, Газбанка). Причина – их нерентабельность, очень рискованная кредитная политика и, как следствие, огромная проблемная задолженность перед Центробанком. Отметим, что из 561 кредитной организации свою деятельность продолжили лишь 484. В этом году потенциальными банкротами станет еще около 50-70 банков, не «вписавшихся» в новые требования относительно размера уставного капитала. Ведь в интересах государственной политики, в первую очередь, создать базовый резерв денежных средств за счет формирования стабильных финансовых активов, а не рискованных. Таким образом, сокращение количества небольших и средних банков и слияние «оздоровленных» кредитных организаций позволит увеличить концентрацию активов на крупнейших банках страны.

О последствиях субсидиарной ответственности

Известно, что презумпция при банкротстве действует не всегда. Осложняется все законом обратной силы, в рамках которой суд предоставляет налоговым органам сохранить за собой право привлечь к «субсидиарке» руководителя и за долги, накопившиеся за прошлые годы. То есть, период совершения правонарушения не влияет на исход исполнительного производства.  В этом случае суд исследует фактические обстоятельства дела, в том числе выясняет причины банкротства и устанавливает наличие вины контролирующего лица.

Действия руководителя, повлекшие за собой налоговую ответственность, могут быть расценены и как причинение убытков, а, значит, доначисление налогов и штрафных санкций будет в данном случае законным. Каковы же последствия взыскания убытков и привлечения к субсидиарной ответственности руководителя? Если в первом случае лицо будет обязано «держать ответ» по конкретной сумме потерь, то во втором – за все требования, которые предъявляют компании кредиторы, тогда активы будут распределены между ними в порядке очередности.

Нередки ситуации, когда налоговая задолженность возникает из-за невыгодной сделки с партнером, а не ввиду использования «серых» схем и оптимизации налоговых выплат. Даже после рассмотрения дела в первых двух инстанциях и при оспаривании в третьей может выясниться, что учредитель вел свою деятельность в рамках закона, а значит, разорение компании для него не было очевидным. В данном случае привлечение к субсидиарной ответственности банкира невозможно по определению, как и уплата доначисленного НДС.

При этом не стоит забывать, что существуют свои риски. Если суд установит, что впоследствии заключенных контрактов самим директором были выведены денежные средства на счет другой компании (фирмы-однодневки), то выполнения своих обязательств избежать не удастся. Субсидиарная ответственность наступит для должника и в том случае, если он совершит сделку, нанесшую существенный вред кредиторам. Конечно, можно подать кассационную жалобу и снять с себя «долговые обязательства». Данные нюансы требуют тщательного анализа, ведь результаты налоговой проверки не должны стать причиной банкротства компании.

Таким образом, на исход всего дела влияют даже малозначительные факты. В противном случае доказать отсутствие выгоды у контролирующего лица при использовании налоговых схем и использовать презумпцию будет практически невозможно. Нести и убытки, и поручительство невыгодно ни в каком варианте, так как проблемная задолженность не списывается вплоть до полного ее погашения. Есть вопросы? Проконсультируйся со специалистом – https://rykov.group/.

Адвокаты по субсидиарной ответственности расскажут о вариантах развития той или иной ситуации, помогут составить план действий для успешного выхода из кризиса.

Получите консультацию прямо сейчас

Возврат к списку


Узнайте больше новостей и советов от юристов!

Подпишитесь на нашу рассылку и получите электронную книгу “Субсидиарная ответственность в РФ” от Ивана Рыкова бесплатно!

Несколько раз в неделю мы представляем дайджест самых ярких событий в мире финансов.

Задать вопрос.

Оставьте контактные данные и наш менеджер свяжется с Вами.